Сибирская топонимика

Путешествия - КраеВидение

Топонимика - это язык земли,

а земля есть книга,

где история человечества

записывается в географической номенклатуре.

Н.И. Надеждин

Читаем язык земли

 

В верховьях Енисея, Оби и Иртыша широко распространены южносамодийские топонимы.К южносамодийским народам относят камасинцев, кайбалов, маторов, тубинцев, карагасов. А в бассейне Томи, на Верхнем и Нижнем Чулыме, в бас­сейне Иртыша, на Кети и Тыме, в районах Среднего и Верхнего Васюгана - кетские. На этой территории они - самые древние. Ученые установили, что в Западной Сибири встречаются названия, установить этническую принадлеж­ность которых пока затруднительно

Непонятные современному русскому чело­веку расшифрованные топонимы могут рас­сказать, кто и когда жил на той или иной территории, какие в разные времена были природные условия, насколько высок уро­вень экономико-хозяйственной жизни, пока­зать обычаи и верования народов.

 

Загадки названий рек


 

«Очень давно на берегу реки, впадающей в Обь возле Колпашево, стояла хижина, где жила мать с сыном Янгой. Однажды весной сын уехал на рыбалку, и поднялась буря. Мать бросилась за сыном и нашла его выбро­шенным на берег. Но на обратном пути лод­ка перевернулась, и оба утонули. Так погиб­ли мать и Янга. Речку стали называть Мать-янга», - так гласит легенда, которую рассказывают жители деревниНово-Ильинки, объясняя топоним Матианга.

Жители Томска могут рассказать возвышенную и печальную леганду о княж­не Томе и ее возлюбленном - Ушае, их горь­кой любви и гибели в реках Томи и Ушайке, названных якобы в их честь.

Новосибирцы, вероятно, слышали легенду о том, что название Оби происходит от слова обе, так как начало Оби дают две реки: Бия и Катунь.

Река Чая связывается со словом чай, что нашло отражение   и   в стихотворении сибирского поэта   В.   Казан­цева:

Облака в воде качая,

Размывая берега,

По тайге блуждает Чая,

Молчаливая река.

Почему же она Чая?

Потому что цвета чая.

В ней березовый настой,

И смородина, и верба –

Сама родина, наверно,

Растворилась в речке той.

Однако все эти объяснения не могут счи­таться научно обоснованными хотя бы уже потому, что названия рек объясняются рус­скими словами, а ведь многие из этих названийсуществовали задолго до прихода в Сибирь рус­ского населения.

Как известно, русские пришли в Сибирь в XVI-XVII веках, и она уже была заселенною. На Крайнем Севере, в тундре и лесотундре, они столкнулись с ненцами. В лесной полосе познакомились с ханты, манси и селькупами. В южной части лесной зоны, а также в лесостепи они встретились с различными тюркскими народами.

Кочуя по огромной территории или живя оседло, сибирские аборигеныотличались умением прекрасно ориентировались на местности. Вот почему названия рек, гор, озер и т.п. передавались от народа к народу. Сибир­ские названия рек узнало и русское населе­ние, восприняло их и стало употреблять в своей речи. Естественно, что при этом они часто просто искажались.

Ученые установили, что в большинстве языков топоним состоит из двух слов, при­чем конечное имеет значение «река», «вода». По конечному слову можно узнать хантыйские, селькупские, тюркские и дру­гие названия.

Например, у ненцев «река» обозначалась словом яха: Табьяха, Мудуйяха, Еркутаяха, Хадытаяха, Мярояха; хан­ты передают ненецкое яха как яг, поэтому названия рек на яг в местах, где сейчас жи­вут ханты, также имеют ненецкое происхож­дение: Ягыляг, Кругяк, Еголяк. У хан­тов река передается словами иган, еган, юган, игай: Ларьеган,   Ватъеган, Кульеган;

У манси река обозначается словом я: Атымья, Волья, Толья, Орья, Пелья, Турья, Калья;   у   селькупов - словами кы, гы, превратившимися у русских в ка, га: Катальга, Корлига, Чурулька, Шуделька, Нюролька, Лозунга, Суйга;   у юж­ных самодийцев - словами бу, чу, чага, бы, которые у русских звучат как ба, ма, ва, ча, жа, джа, чага: Аба, Амба, Куба, Кумлова, Андарма, Кондома, Касьма,   Пача, Параль-жа;   у тюрок - «река»   обозначается слова­ми илга, юл, су: Илгай, Мрассу, Чичкаюл и др. Кроме того, в тюркских названиях часто встречается суффикс обладания лыг с   его вариантами (тыг, дыг,   ту,   ду),   которые   в русском языке превращаются   в ла, та, да: Чумирта, Кондусла, Узакла, Кинда и другие.

Кетские названия можно узнать по таким словам, обозначающим реки, как уль, сес, сет, тет, шет. Несколько видоизменяясь, они встречаются во многих названиях рек: Кайтес, Тартас, Китат, Майзас, Куендат, Тесат, Сулзат, Ингузет и другие.

И все же довольно   значительную   часть нерусских сибирских названий трудно объ­яснить, их   создателей   чаще всего уже давно здесь нет, а названия, имев­шие довольно сложную судьбу, сильно изме­нились. Вот, например, топоним Сибирь. Он давно уже привлек внимание ученых. Не случайно они соотносили его с самыми разными сло­вами: с татарским словом сен-бирь - «ты первый или главный» (В. Н. Татищев), с та­тарским глаголом сибирмак - «вычищать, очищать» (Н. А. Абрамов), с русским сло­вом север (В. М. Флоринский, Н. И. Михай­лов), с монгольским словом шивэр - «забо­лоченная чаща» (И. В. Щеглов), с названи­ем гуннского племени сабиров, или себеров (И. Шафарик), с монгольским словомсэбэр - «прекрасный, красивый» (А. Г. Митрошкина) и другими.

Например, при объ­яснении названия Сибирь из русского «север» нельзя на основе русского языка доказать закономерность изменения звука ввб и пе­ренос ударения с первого слога на второй. К тому же от русского населения Сибирь на­ходилась не на севере, а на востоке.Точно также не обоснована эти­мология от глагола сибирмак.

Наиболее стройной представляется гипо­теза томского профессора 3. Я. Бояршиновой, которая на основе исторических дан­ных пришла к выводу, что термин Сибирь происходит от названия этнической группы сипыр (сёвыр, сабир) - предков древних уг­ров. Позднее название шибир, сибир, по мне­нию 3. Я. Бояршиновой, стало относиться к тюркоязычной группе, живущей по средне­му Иртышу. Начиная с XIII века, восточ­ные авторы называют Сибирью   не   только народность, но и местность, в которой она обитала. В XIV-XV веках Сибирью назы­вали укрепленный городок на берегу Ирты­ша. Русские летописи XV века   Сибирской землей именуют лишь район   по   нижнему Тоболу и среднему Иртышу.

Дальнейшее продвижение русских на восток привело к тому, что термин Сибирь в рус­ском употреблении постепенно распростра­нился на все районы Азии - от Уральских гор до побережья Тихого океана.

Многих исследова­телей привлекает этимология слова Сибирь от монгольских слов, в частности, от мон­гольского слова шивэр. В последней статье иркутского ученого А. Г. Митрошкиной, по­священной термину Сибирь, сделана попытка доказать монгольское происхождение его, но уже не от шивэр, а от сэбэр (цэвер) тура - «прекрасный (красивый) город», причем ав­тор, кроме исторических и лингвистических данных, пытается основывать свое мнение и на данных   топонимики   Сибири   и Монго­лии.

О происхожде­нии названия реки Обисуществует много гипотез: от русского слова обе или объять, от иранского аб, об - «вода», от коми-зырянских слов: обва - «тетка, бабушка» и обва - «снежная вода».

Сразу оговоримся: нельзя объяснять про­исхождения названия этой могучей реки от русских слов, так как в Сибири нет сколько-нибудь значительных рек,   названных   рус­ским именем. Из истории известно, что впер­вые русские упомянули Обь в Новгородской летописи в 1364 году, назвав   ее   Обдорой. В это время им еще ничего не было известно об истоке реки Оби (из двух рек - Бии и Катуни). В то же время топоним Обь распро­странен только среди русских: живущие на ее берегах малые народы называют ее по-другому:   ханты - Ас,   тюрки - Умар,   ке­ты - Ю, Чу.

Откуда же русские узнали, что это река Обь? Некоторые ученые связывают слово Обь с иранскимаб - «вода, река» (В. А. Ни­конов). Это не противоречит общему направ­лению в назывании рек, но тогда русские должны были узнать Обь в ее верхнем тече­нии, где в названиях рек встречается иранское аб. Судя же по летописи, впервые с этой рекой познакомились новгородцы, хо­дящие в Югру. Значит, они встретились с Обью в ее нижнем течении. Проводниками новгородцев были коми (их русские называ­ли зырянами).   Поэтому   можно   предположить, что и название Оби новгородцы услы­шали от коми. На наш взгляд, правы те, кто свя­зывает топоним Обь с обва в значении «снеж­ная вода» (немецкий ученый В. Штейниц, томский профессор А. П. Дульзон). Эта эти­мология хорошо согласуется и с географи­ческими особенностями реки Оби, особенно в ее нижнем течении.

Не менее интересны этимологии названий других крупных рек Западной Сибири. Сей­час едва ли кто из ученых будет спорить о том, что топоним Томь кетского происхож­дения. Однако   одни считают, что это слово в кетском языке было родовым обозначением реки (типа нашего: река Река),   другие   же утверждают, что это слово являлось именем собственным   и имело   свое   особое   значе­ние. Некоторые ученые считают, что   слово «том»   указывает на реку с темной водой. Родными братьями Томи являются Тым и Сым, в основе названия которых лежит так­же слово том (тоом), изменившееся в зави­симости от того, на каком диалекте кетского языка дано это название. (В реках Тым и Сым вода тоже темная).

Некоторые названия состоят из слов не одного, а двух или даже трех языков, на­пример, Васюган. Конечный элемент юган свидетельствует о том, что это хантыйское название. Но первая часть вас из хантыйско­го языка научно не объясняется. В первом словеслышится кетский элемент. Значит, ханты к кетскому названию добавили общее название реки, русские же заимствовали его уже у ханты. Подобных гибридных назва­ний немало. Название реки Китат, возмож­но, состоит из селькупского ки - «река» и кетского тат с тем же значением.

Русские люди, воспринимая аборигенные названия рек, также вносили свои измене­ния и добавки. Поэтому Ки у русских пре­вратилось в Кию, Би - в Бию, Ча - в Чаю, Том - в Томь и т. д.

Аборигенные названия рек по мере их ос­воения русским населением стали исполь­зоваться для наименования других рек, в частности притоков, причем многие из них при этом получили русские уменьшительно-ласкательные суффиксы. Так, рядом с ре­кой Порос встречается Поросик, с Ик-Ичок, с Алчедат - Алчедатик, сИня - Инюшка, с Елгай - Елгайчик, с Симан - Симанчик, с Калтан - Калтанчик и другие.

Часть названий переоформилась благодаря близкому созвучию с каким-либо русским словом: река Ундрава стала Андреевой.

Все это говорит о том, что прежде чем определять происхождение таких топо­нимов, надо отделить русские добавки. Нельзя обольщаться внешним сходством их с каким-либо русским словом и искать у речки Карапуз признаки ребенка, а назва­ния рек Салат, Укроп объяснять через сход­ство с тем или иным растением.

О чем говорят русские названия рек

В Западной Сибири встречается немало названий, созданных русским населением. Русский человек, называя реку, прежде всего обращал внимание на ее признаки. Эти признаки могли быть связаны как с ее при­родными качествами, так и с отношением человека к ней. Например, в названиях рек указывается цвет воды, вкус ее, запах, те­чение, глубина, характер берегов, русла, окружающий растительный и животный мир: Кедровка, Смородинка, Черная, Светлая, Красная, Крутая, Песчаная, Каменка, Мут­ная, Тихая, Талая, Плоская, Боровушка, Синюшка, Озерная, Быструха, Солоновка, Сладкая и другие.

Немало названий рек берет начало от фа­милии, имени или прозвища человека:   хо­зяина земельного участка, примыкающего к ней, а на севере - от фамилии   или имени рыбака, охотника: река Гришкина, Журав­лева, Елтырева, Ильина, Калаткина, Карбина, Павлова, Пушкарева, Чеснокова, Яшина, Щедрина, Юдиха,   Шалаболиха   и   другие.В Западной Сибири реку могли назвать по имени любого человека,   который   имел   к ней отношение. Много таких названий типа:речка Сенькина, Ванькина, Васькина, Ларионкина, Игнашкина, Гаврилкина, в ос­нове которых лежат имена простых людей, селькупов и ханты, живших в бассейнах этих рек.

В земледельческой полосе реки называ­лись по именам, фамилиям и прозвищам русских крестьян: Байкалова, Батурина, Ге­расимова, Гутова, Якимова, Истомина, Кунгурова, Подикова, Шипкова…

Изучение русских названий рек, всех тех изменений, которые они претерпели, нередко помогает воссоздать историю русского засе­ления Сибири.

Названия населенных мест

«От Томска в километрах 35 была дерев­ня Минаево. Там у одного крестьянина Ми­хаила зародился непутевый сын Григорий.   Был он среднего роста, такой широкоплечий, сильный, хорошо   боролся.   Григорий   поды­скал себе лошадь, что перескакивала через любую изгородь, и стал грабить около одной деревни. Двигались мимо этой деревни все богатые, от них хорошо можно было пожи­виться. Если купцам удавалось проскочить эту деревню, рады были, и потому назвали ее   Проскоково. А уж как проскочат, - спокойно ехали, останавливались и начинали обед варить. Поэтому следующая деревня стала на­зываться Варюхино. И сейчас так зовут» - гласит одна из легенд, широко   известная на границе Томской и Кемеровской областей.

Названия населенных мест более понятны современному русскому человеку, чем на­звания рек. Почти все селения основаны русскими людьми и получили рус­ские названия.


Массовый приток русских в Сибирь начался лишь после похода Ер­мака.

Продвигаясь по рекам, служилые люди строили укрепленные городки и остроги. Во­круг них возникали заимки пашенных кре­стьян, превращавшиеся позднее в деревни. Так в 1598 году был построен Нарым, а на Кети в 1602 году - Кетский острог. В 1604 году по просьбе татарского князьца Тояна русские пришли в его владения на реку Томь, и там, недалеко от устья Томи, по­строили Томский острог, ставший вскоре ад­министративным центром большого Томско­го уезда.

Деревни возни­кали в этот период из заимок отдельных крестьян или служилых людей и носили их имена. Они указывали на то, чье это поселье, кому принадлежит распаханная зем­ля: деревня Астраханцева, Андреева, Петро­ва, Губина, Сеченова, Томилова, Поламошнова, Корчуганова, Попадейкина...

Из исторических документов видно, как складывались деревни и как формировались их названия. В них, например, упомянуты такие имена: деревня Лавровых и Молчано­вых (сейчас село Молчаново), служилый Ивашка Логовской (деревня Логовская), ка­заки Петрушка Жданов с товарищи (дерев­ня Жданова), казаки Васька Волков с това­рищи (деревня Волкова), служилые Алтаевы (деревня Алтаева); «против деревни конных казаков Спиридона Пичугина с това­рищи», «Перфильева Ивана деревня», «Злобина атамана деревня», «Гурки Оськина де­ревня», «Чижеева Алешки юрты». Позднее из такого описания возникало собственное название деревни, в основе которого и сохра­нилось имя первого поселенца.

В некоторых старых деревнях до сих пор живут потомки основателей деревни, напри­мер, в деревне Карбышевой и сейчас много Карбышевых, в деревне Вершининой - Вер­шининых, в деревне Соломатовой - Соломатовых.

Но в настоящее время население деревень быстро меняется. И когда в селении не оста­ется коренных фамилий, начинают возни­кать легенды.

Так, широкому распространению легенды о тех же Проскоково и Варюхино способ­ствовала некоторая историческая правдопо­добность, но при ближайшем рассмотрении, в переписных книгах Том­ского города отмечен служилый казак Иван Проскоков и оброчный крестьянин Григо­рий Варюхин (начало XVIII в.).

Стремление объяснить названия своих се­лений любыми способами приводит иногда к самым фантастическим вымыслам: в Петухово - любили петухов, в Жирово – жирная земля, в Мамонтово - нашли мамонта, в Крапивино - много крапивы, в Шалево - вязали шали. Но достаточно обратиться к историческим документам, и сразу станет видна   неправдоподобность   таких объяснений: в этих деревнях жили в то время Петуховы, Жировы, Шалевы, Крапивины. Наличие в топонимах таких же суффиксов, как в фамилиях (ов, ев, ин), явно свидетельству­ет о том, что в основе географического имени лежит фамилия, имя или уличное про­звище первого жителя.

Подобные   топонимы   являются   самыми древними. За долгий срок своего существова­ния некоторые из них сильно изменились: деревня Аркатиева - сейчас Аркадьева, деревня Колпашникова - сейчас город Колпашево, деревня Капканщикова - сейчас село Кафтанчиково.

Необычно происхождение названия обла­стного центра Кемеровской области - горо­да Кемерово. В XVII-XVIII веках в этих местах жили Кемеровы, которые основали одноименную деревню, просуществовавшую до 1918 года. По ней был назван найденный неподалеку угольный пласт - Кемеровский пласт, а позднее рудник. Возникший на мес­те прежних деревень Щегловой и Кемеровой город Щегловск в 1932 году был пере­именован в Кемерово, но в основу названия города было положено не название деревни, о которой могли уже забыть, а название руд­ника. Правда, при этом избрана форма, не характерная для городов, названия которых, как правило, оканчиваются на ск: Томск, Новосибирск, Киселевск, Прокопьевск, Междуреченск...

Города обычно возникали из острогов, сел, и их название изменялось лишь в своей фор­ме : Томский острог - Томск, Бердский острог - Бердск, село Прокопьевское - Про­копьевск. Села же и остроги в первый период русского заселения Западной Сибири на­зывались чаще всего по рекам. Это находит своеотражение в современных названиях го­родов.

В20-х годах XVIII века начался второй период в развитии Сибири.

Конечно, сотни деревень по-прежнему на­зывались по фамилиям и именам их основа­телей: резкой смены в способах наименова­ния еще не произошло. Но вот наступила вторая половина XIX века. Обделенные зем­лей при отмене крепостного права крестья­не черноземных губерний России хлынули в Сибирь. Часть крестьян попадала в старо­жильческие села, а часть на отведенной го­сударственной властью земле основывала свои «орловские»,   «воронежские»,   «пензенские» и «курские» деревни. Названия по первому   жителю   потеряли   свой смысл, разве что переселенцы давали селению имя в честь ходока, который привел   их сюда.   Поэтому не прекращается образование топонимов от имен и фамилий, но они внутренне и внешне изменились.   Так,   вместо   притяжательных прилагательных с суффиксами   -ов, -ев, -ин они стали образовываться в форме существи­тельных, общим признаком которых являет­ся суффикс -к(а). В основу названия берется чаще всего   христианское   имя,   поэтому из района в район кочуют Ивановки, Михайловки,   Александровки.   До сих пор в Кемеров­ской области не менее   11   Михайловок,   13 Александровок. В Новосибирской области 13 Михайловок, 8 Александровок. Каждая об­ласть имеет своих «рекордсменов». В Кеме­ровской области это Ивановки (18 населен­ных пунктов, в Новосибирской области Михайловки (13 деревень). В Томской области, где мало   повторяющихся   названий, тем не менее 4 поселения наименованы Петровками.

Новые топонимы уже ничего не говорят о том, чья это деревня, а лишь указывают на ее отношение к какому-нибудь лицу или на посвящение   ее   человеку   или   церковному празднику. Появилось много названий, в ос­нове крторых лежит указание на родину но­вых сибирских   поселенцев:   Волынка, Пол­тавка, Херсонка,   Суздалка,   Украинка, Саратовка, Орловка, Тамбовка,   Нижегородка, Гродненка... По таким топонимам можно су­дить, откуда прибыли в ту или иную деревню ее первые жители. Интересно, что стремление указать родину в названии нового селения появляется и позднее, но оформля­ются такие названия уже по-иному. Напри­мер, в начале XX века и в послереволюцион­ный период подобные названия возникают в виде топонимов Саратовский, Пензенский. Часто берется уже имеющееся название: Москвою, Брянском, Минском, Пензой, Ря­занью, Луганском, Витебском, Белостоком,Миргородом, Калугой, Вяткой именуются да­лекие сибирские поселки.

В XIX   веке продолжают появляться деревни, названные   по   церковным   праздни­кам, правда, теперь уже в виде Покровок, Преображенок, Успенок.

Значительно больше в конце XIX и начале XX века населенных пунктов называются по рекам, причем, если деревня находит­ся в нижнем течении, то к названию реки добавляется еще слово «нижний», а в верх­нем - слово   «верхний»,   а в устье - слово «усть»: Нижний Коён, Верхний Коён, Усть-Коён, Верхние Чёмы, Нижние   Чёмы, Усть-Чёмы.

Чаще стали   встречаться среди   названий населенных   пунктов   названия-словосочета­ния,   которые     первоначально   относились лишь к отдельным местам, например, Мох­натый лог, Орский бор, Букреево плесо, Волчья притыка, Коломенские гривы...

«Ключи» к местным названиям

Разговаривают два старожила, один рассказывает, что промышлял на Култуке. А Култук, как бы муч.

Муч - это по реке. Река так изогну­лась, что едешь, едешь и опять на то же место приедешь. Кривулина и есть муч. А култук на берегу, заросшее место, по ко­торому раньше шла река, - пояснил охотник.


На севере Томской области есть речка Соровая Акка, озеро Песьянка, поле у гибалы, речка Пёрная. Понять смысл этих топонимов можно, если знать, что акка - это «старица», сор - «заливной луг», песьяный - «песча­ный», пёры - «первый лов рыбы после ледо­хода», гибало - «приспособление для гнутия полозьев».

Русский язык - не только литературный язык, которому обучают в школе, который звучит по радио и телевидению, но и мест­ные говоры, или диалекты, благодаря кото­рым речь орловца, скажем, можно отличить от речи волжанина, а вятича - от Воронежца. Существует и в Западной Сибири свой диалект - «ключ» к топонимии Сибири.

Диалектные слова для обозначения разных видов рек

Для обозначения разных видов рек в Западной Сибири используются диалектные слова: курья, старица, акка, анга, пря­мица, прорва,материк или материчка. Что они значат? Курья - «залив, уходящий в луга или болота, озеро, протока»; старица – «старое русло реки, озеро»; прямица, прорва - «река   или   протока,   укорачивающая, спрямляющая   путь реки»; анга и акка - «старое русло реки, протока или рукав ре­ки»;   материк - «основное течение реки»; материчка - «речка, уходящая в лес (мате­рик) или выходящая из леса»:   Холодная курья, Поленькина старица, Таежная Анга, Ломоватая Атка (из акка), речка Материчная...

В северных районах Томской области для обозначения проток, соединяющих два озе­ра или озеро и реку, используются слова: исток, полой: Никишин исток, озеро Источ­ное, Быстрый полой. Полоем называют и «по­ток воды, размывающий землю, особенно в половодье»: Дурной полой, озеро Полойное. Небольшие речки - притоки или ответвления - обозначаются словами: притёк, отнога, отпада, падун: Большая отнога, Березо­вый падун, речка Отпада. Падун же - это часто и «овраг, по дну которого течет вода».          Части реки, ее рукава, кроме слов курья, старица, анга и акка, еще могут быть выражены при помощи слов: заток (или затока), лука.   Последнее слово обычно обозначает «кривой залив»: река Лука, Кривая лука.

Изгиб реки называется в, разных местах по-разному: колено, локоть,муч, чигин: озеро Митькин муч, речка Чигинка, деревня Локти.

Места на реке - глубокие и мелкие - обозначаются словами: яма, завоина,улово, плесо. Завоина - это «омут», а улово - «во­доворот, завихрение воды»; плёсо или плёс - «глубокое тихое место, а также река от одного поворота до другого, прибрежный песок»: озеро Семиплёсное, деревня Букреево Плёсо, озеро Бунькина яма.

Мелкие места на реке еще называются перекатами, переборами,раскатами, а мел­кое место, где обычно переходят реку, - бродом, бродком,забродом: Кантаев пере­бор, станция Раскатиха, место Девичий брод...

Водоемы, которые делает сам человек, обо­значаются словами: копанец-«выкопан­ный проток или вычищенное место на озере или реке», прокоп - искусственная прото­ка», в том же значении употребляется и сло­во перебор; коп - «место, где была выкопа­на протока»: село Прокоп и река Прокоп, место Коп, Иванов копанец.

Немало диалектных слов используется для обозначения озер: чвор-«озеро с истоком», кальджа - «озеро, имеющее выход в реку, но иногда пересыхающее, а также вообще сырое, топкое место»; ентарь - «озеро», пурлига - «озеро, не промерзающее зимой, где водится белая рыба»; муч и хомутина - «озера, загнутые подковой»; блюдце - «уг­лубление на равнине, заполненное водой»: озеро Мучное, Большой Ентарь, Щучья пурлига,   Садичев   чвор,   Чворовое озеро, река Кальджа, деревня Блюдцы.

Особенно много местных слов встречается среди терминов, которые обозначают разные виды болот, что легко можно объяснить оби­лием болот и их разнообразием: рям, зай­мище, челбак (елбак), поньджа, тюп,мочаг, годор, каган, тагац, ржавец, ржавчина,туяска, кочкарник, тесан, колмихтон, сас, голея, лабза, зыбун, трясина, трунда... Каждое из них имеет свой смысл и отличается террито­рией распространения. Так, поньджа - «безлесное болото», это же значение имеет тер­мин голея; рям - «болото, заросшее кустар­ником, лесом»; тесан - «болото с глухим болотным лесом»; займище - «болото, за­росшее лесом, и просто заболоченное место» (смотрите: болото Ракитовая поньджа, реч­ка Поньджа, Горбатая голея, Лесхозовский рям, село Рямовое...).

Интересно заметить, что часто одним и тем же словом называют и болото, и расти­тельность на нем. Так, согра - это и «боло­то», и «заболоченный лес», каргашак - «бо­лото» и «мелкий сосняк на болоте».

Кочковатое болото зовут кочкарником, кочкарем, сасом; заболоченное место - ка­ганом, мочагом, мочажиной; болото с ржа­вой водой - ржавцом, оржавцом, ржавчи­ной: озеро Широкий каган, болото Таган, озеро Сасовое, луг Ржавец...

Трясина, торф обозначаются местными словами: трунда, лабза, зыбун, юдор, грязка, плавун, кым и другими: озеро Трундоватое, Лабузово, Кымово, Юдорное, место Грязка...

Географические термины этой группы вхо­дят в состав названий не только водных ис­точников, но и употребляются во всех дру­гих видах названий: селений, лугов, поко­сов, отдельных мест. Это не удивительно: вода - основа жизни, и ее названия легко переносятся на все окружающее.

Часть диалектных терминов   широко   из­вестна местным жителям, часть - могут объ­яснить только люди старшего поколения. Бо­лее того, в топонимии иногда встречаются слова, которые   уже   оказались   забытыми местным населением. Например, покос Кот­лы, озеро   Ближние   котлы - эти   названия содержат в своем составе слово котел в зна­чении «углубление, яма, провал с крутыми стенами», однако само слово котел в говоре с таким значением больше не употребляет­ся. То же самое можно сказать о слове под­вал в топонимах:   болото Подвал, Подваль­ная поньджа, поселок Подвальный, где оно было использовано   в   значении   «глубокое место за обрезом песчаного переката, куда сваливается с него вода». Или в топониме Дурная пола (река) сохранилось слово пола, что значит   «речка,   не   покрытая   льдом». В названии лога Бужин выр мы находим слово выр, вир в значении «яма с водоворо­том». Овраг Водотечь имеет подземное тече­ние, о чем говорит ныне забытое слово водо­течь. Озеро Черепановская труба, вероятно, было старицей, так как слово труба в неко­торых говорах имеет такое значение.

Знание местных терминов помогает объяс­нению топонимов, кажущихся, на первый взгляд, странными, непонятными.

Диалектные слова для обозначения повышенных и пониженных мест

Немало местных терминов имеется в си­бирском диалекте для обозначения повышенных и пониженных мест. Так, повышения разных видов называются: гривой, бровкой, веретьем, елбаном, материком, рёлкой, упё­ком, прилавком, залавком, камнем, шело­мом, крутиком, маджаром, согрой, яром, бо­ром. Что же все они обозначают?

Веретье и рёлка - это «высокое место между логов». Но первое слово известно только на севере Томской области, а южнее упо­требляется слово рёлка. Бровка - «неболь­шая грива, служащая какой-то естественной границей». Отдельные горки называются словами: камень - «одиночная гора»; шелом (и/ шолм) - «холм»; елбан - «крутая гора округлой формы, часто на реке».

Более пологие возвышенности носят на­звание грив, увалов. В этом же значении в отдельных селах Западной Сибири отмечены слова: бор и согра.

Крутой обрывистый берег реки называют яром и крутиком, а круто обрывающийся в реку высокий песок на севере Томской об­ласти именуется маджаром.

Из слов, обозначающих пониженные места, особенно широко распространено слово лог - «низкое место с пологими склонами». В близком значении используются слова: байрак (барак, буерак), балка, падун (но байрак - это лог с более   крутыми   склонами).

Низкие места на равнине обозначаются словами: низминка, ложготина, дол, долок, лива, ляга, логатина. Очень часто в топони­мии можно встретить слово кулига, которое имеет несколько значений: низкое место, чи­стое место среди леса, оставшаяся часть че­го-либо.

Из диалектных слов, называющих остро­ва, следует указать термин середыш - «остров посередине реки», а полуострова, по­явившиеся в излучине реки, обозначаются словами: тюп, култук, чигин.

Слова взвоз и тянигуз используются для называния подъема в гору, а волок, таска, перетаск - для мест, где перетаскивают лод­ки.

Часто встречающееся в топонимии слово елань - имеет много значений, поэтому при объяснении топонима с данным словом надо прежде всего знать его значение. Так, еланью могут называть: ровное, безлесное место, небольшую поляну в лесу, место, поросшее ле­сом, - ельником или березняком, поле.

Слова: чистина, чистовина указывают на расчищенные в лесу места, а гарь, выгор, полянина - на выгоревшее место.

Все эти термины встречаются в большом количестве собственных географических имен, причем не только в топонимах, отно­сящихся к рельефу: Аникин камень (гора), Красный Камешек (селение), Елбан (гора), Елбань (река), Красный Яр (место) и Крас­ный Яр (селение), Белый Яр (село), Гарь (место) и Гарь (селение), Елань (поле), Блан­ка (речка), Еланная дорога, Куяльский кул­тук (место), озеро Култушное. Но особенно часто эти слова входят в состав топонимов, называющих   повышения   и понижения, а также отдельные места: Коммунальная грива,   Березовая грива, Сосновая   вереть,   Заозёрная рёлка, Крутые шелома, Крутой лог, Сухой лог, Большой буерак, Широкий дол, Лесной середыш, место   Андрончикова   чи­стовина, тюп за   Васькиной   курьей,   место Костылев взвоз и многие другие.

Одни из приведенных слов широко извест­ны на территории Западной Сибири, другие встречаются в пределах нескольких районов, а иногда даже селений. Однако и в этой группе можно найти такие, значение кото­рых местному населению уже неизвестно, хотя в топонимии они употребляются. На­пример, лишь отдельные жители смогли объ­яснить слова: изголовь - «начало острова» (см. остров на Томи - Изглова); стрелка - «возвышенность среди болот, мысок»: место Стрелка; наволок - «низменное место у ре­ки»: луг Наволок; дресва - «мелкая галь­ка»: река Дресвянка.

Еще менее известны такие термины, как боец - «порог»; рожок - «мыс, порог»; за­лавок - «уступ, обрыв, вымытый водою»; глядень - «возвышенность, холм, открытое, высокое место»: скала Боец, песок Верхний и Нижний Рожок, ручей Подзалавок, Гля­день (селение), Гляденка (селение)...

В названиях улиц Верхний и Нижний по­дол - слово подол обозначает «предгорье... низкое место, приречная низменность».

Топонимы лесов Сибири

 

Наиболее распространенными и известными среди них являются слова: таёжка - «небольшая, часто кедровая тайга»; урман - «глухой хвойный лес»; колок и сад - «небольшой лесок из осины, березы, кустарников»; согра - «болотистый, труднопроходимый лес»; войек и забока - «лес на берегу реки». Лег­ко закрепляются топонимы с этими словами: Щепеткин урман, Мурзина таежка, Осиновая согра, Борисов колок, Водяной колок, Парбовский войек, Чаусская забока, Магневский урман, Русин садок и другие.

Часты термины: материк - «лесной мас­сив»; стена - «полоса лесов, вытянутая вдоль берега реки»; отборик, подборик, борок, борик - производные от общеизвестно­го слова бор и обозначающие небольшие участки леса: Маленький подборик, Зеленый борок, Большой материк, Пикаишный мате­рик, Андарминская стена.

Небольшой лесок еще называют словом курень: Хлебников курень, Гражданцев ку­рень.

Нередко леса назывались по породам де­ревьев: бель - «березник, выросший на вы­горевшем месте»; бельник - бельняк - «ли­ственный лес, в основном тоже березо­вый», - а также знакомыми многим сибиря­кам словами: кедрач, елач, листвяг, пихтач. Лес же, с крупнослойной древесиной - это мендач.

Довольно часто в состав собственных на­званий лесов входит слово остров со значе­нием «массив леса среди болот». Вот некото­рые примеры топонимов с этими словами: Алешкины острова, Березовый остров, Ювалинский кедрач, Кедрачевская дорога, Васькина бель, Бельняки (озеро), Кедрач (селение),   Пихтач   (селение), Мендачное   (озеро), Листвяги (селение)... Последние примеры говорят также и о том, что слова, которые от­носятся к лесу, могут оказаться в составе названий   других географических объектов, например, населенных пунктов, озер, болот.

В топонимии встречаются и слова, обозначающие деревья, кустарники, отдельные рас­тения, а также слова, называющие места их произрастания, например, черемошник, шипишник, тал, кедерка, боярка, слезун, пырей, колба (черемша), осолодка.   Соответственно: грива Осолодка, селение Боярка, озеро Шипишное, Шипишная елань, Осолодошный колок,   Слезунская     гора,     Черемошники - часть города Томска и другие.

По сибирским дорогам

Немало слов,   обозначающих   дороги,   их части, также оказалось в составе собствен­ных географических имен: зимник - «дорога,   по которой ездят только зимой»; Зимник (селение), озеро Зимник; росстань - «перекресток дорог»: место Росстани, Худяшовская росстань; развилка - «место, где дороги расходятся»: Развилы (селение), озеро Развильное; свороток - «поворот   дороги»: Котов свороток (дорога); стлань - «настил на болоте»: болото Марьина стлань, Манаева стлань...

Топонимы, касающиеся людей

 

Человек живет на земле: она его кормит и одевает... На земле он работает. До сих пор сохраняется много слов, обозначающих земельные наделы: пай, паек, полоса, стекло, пласт, доля, отдел, участок, мера, дача и другие.

Все они нередко встречаются в названиях полей, сенокосов, пастбищ: Гориновы паи - поле; Ближняя мера - покос; Соколова доля - поле; Гошина полоса - поле; Кочеренкова дача - выпас; Житягово стекло - поле...

Ряд диалектных слов называет землю в связи с ее хозяйственным использованием, что также нашло отражение в названиях различных мест: выпашь, выпаша - «зем­ля, оставленная под залог»; упаша - «непаханная земля, оставленная под покос»; пус­тошь, пустоша - «покинутая земля»; неудобица - «непригодная для обработки земля»; выпуск - «выгон»; выпаса - «пастбище»; отгон - «пастбище» (смотрите:Софронова выпашь - покос, Неудобица - гора, Отгонное поле, Отгонный мост, Кондратьева пустошь - поле...).

Довольно значительное число диалектных слов, попавших в топонимию, указывает на какие-либо постройки: заимка - «построй­ка для временного жилья людей и содержа­ния скота»; избушка - «времянка охотника или земледельца»; стан - «место для ночле­га в поле, в лесу»; балаган - «временная постройка в лесу, в поле»; карамо - «зем­лянка с печью или без нее» (только на се­вере Томской области).

Постройки на полях, где ночевали крестья­не, еще обозначаются словами: будка, кры­ша, табор, очаг. Отсюда берут начало топо­нимы: Голубева заимка (холм), Африканова избушка (покос), Карамо (озеро), Гальцевы крыши (поля), Калинина Будка (селение), Пятистенный табор (поле), Партизанский очаг (место) и другие.

В топонимах можно найти и такие слова, как пригон, стайка - «скотный двор», амбар - «строение для хранения разных предметов и продуктов»; поварня, поварен­ка - «помещение для стряпни, а также юрта или шалаш для проезжающих»; бойница - «бойня»; молоканка - «маслозавод»; вет­рянка - «мельница», например, Амбары (озеро), Дмитрия Ивановича пригон (место), Пригон (часть деревни), Бойница (овраг), По­варня (лог), Турпина ветрянка (место), Коноваловская стайка (поле)...

Часть диалектных слов обозначает огоро­женные места или городьбу: засека, поскотина, завор. Не случайны, следовательно, и топонимы: Степанова засека (поле), Мелешинская засека (поле), Поскотина (лес), По­скотина (река), Андреевы заворы (место)... Этой городьбы, как правило, в настоящее время не существует, и лишь топонимы сви­детельствуют о том, что она существовала в более отдаленное время.

В топонимах встречаются слова, указы­вающие на места древних построек: житье, жилье, поместье, старинка, например, Македоново житье (место), Ивойловское поместье (часть деревни), Федоровское жилье (место), Старинка (место), Буково жилье (поле).

Меньше всего диалектных слов, попавших в топонимию, характеризуют человека. Мне, например, встретились лишь слова: кер­жак - «раскольник»; варнак - «каторжник, бродяга». Так появились Кержацкие остро­ва, речка Керженка, Варнацкая грива. Этот факт можно объяснить тем, что отношение к человеку в топонимах выражалось чаще всего через его имя или фамилию.

Охота и рыболовство

Нельзя представить сибиряка без охоты и рыбалки. Это не только увлечение: для мно­гих жителей - это любимая профессия. Не случайно в топонимии имеется много слов, относящихся к ней: запор, заездок, езд - «рыбозаградительные сооружения»; мор­да - «рыбная ловушка»; чердак - «рыболо­вецкий снаряд»; плоха - «просека, где на­тягивают сеть на уток и сама сеть»; сло­пец - «род ловушки на мелких зверей»; сад, садок - «водоем, где хранится пойманная рыба»; лутик - «ловушки на зверьков, а также охотничьи участки»...

Местные диалекты

Есть в Новосибирской области село Садомное. Откуда же в Сибири такое название? От слова содом? Едва ли! Оказывается, происходит оно из известного всем слова сад, но образовано при помощи суффикса -овн. Сибиряки сочетание вн произносили раньше как мн, что и закрепилось в топонимии. (Сравните: произношэние слова деревня как деремня).

Непонятное даже для некоторых жителей Кожевниковского района Томской области название озера Крюшное (они его варьируют как Крюшино, Крюжино) происходит от слова крюк, только сочетание чн произносится ак шн. Озеро действительно очень кривое.

Топонимы - Китово болото, Китовский ручей - не имеют никакого отношения к ки­ту, а являются производным от имени Тит, которое раньше произносилось как Кит.

Значит, только знание местного говора дает возможность правильно понять запи­санные у местных жителей такие названия болот, как Светное и Светошное, созданные на основе слова цвет, цветы.

Местное произношение иногда приводит к существенному изменению звукового облика топонима. Так, в названии населенного пунк­та Тиндирлинка трудно узнать тюркское сло­во киндерли - «крапивный», которое снача­ла стало названием реки - Киндерли, а по­том перешло и на название населенного пункта. Т на месте к появилось также в свя­зи с местным произношением. Селькупское Унджунак (устье ручья) стало звучать у рус­ских как Вонжунак (смотрите; вутка, востров).

Конечно, в настоящее время все большее число сельских жителей овладевает литера­турным языком и вместо Поперёшный исток произносит Поперечный исток. Тем не менее, топонимика консервативнее языка, и в составе топонимов значительно дольше сохра­няются старые формы, старые особенности в произношении слов, так как они как бы сли­ваются с названием, создают его неповтори­мый звуковой облик. Недаром так широко распространены в топонимии стяженные формы прилагательных. Они встречаются в речи всех групп сибирского населения, неза­висимо от возраста, профессии, образования, например,   Коммунарски   поля,   Калининска улица, Школьна грива, озеро Грязно, Криво, Кожевниковска дорога, Широка вереть... Эта черта закрепилась и в официально признан­ных наименованиях, в частности, в названи­ях населенных пунктов: Камышево, Камышино, Карасево, Крутоголово, Кубово, Междугорно, Осетрово, Осиново, Сосново, Усть-Тала, Язево, Березово и других.

Нетрудно установить в топонимии и мест­ные особенности в образовании слов, напри­мер, Базная улица (от слова база), Бережная улица (от слова берег), озеро Камышное (от слова камыш), река Мостная (от слова мост), Осинный колок (от слова осина), Штанное озеро (от слова штаны), Скотные могилки - место (от слова скот), Зайчиный лог (от сло­ва заяц)...

В говоре от одного и того же слова легко образуется множество производных. Так, от слова вилы в разных местах Западной Сиби­ри записаны такие топонимы: озеро Виланое, Виластово, Виловатое, Вилошная дорога, от развилы - озеро Развилое, Развилистое, место Развилки, селение Развилы, озеро Развильное.

Большинство местных географических на­званий своеобразны и неповторимы. Узнать и понять их - значит узнать историю края, проникнуть в глубины народного языка.


По материалам Иды Александровны Воробьевой

В обработке Ирины Саянской

РЕКОМЕНДУЕМ ПОЧИТАТЬ


Топонимика Юга Сибири
Идея написать книгу родилась давно, в 1998 г. в одном из красивейших путешествий по Западному Саяну, когда были случайно найдены необычные строения на вершине одной из гор в труднодоступном районе. Мн...30-08-2011ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ...
Применение кедровых орехов
Сухие ядра толкли в деревянных ступах, подливая понемногу горячую воду. Затем в русской печи доводили до легкого кипения и – готово! А в наше время их можно готовить даже в микроволновке. При добавле...29-09-2011ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ...
Хребет Крыжина
Хребет Крыжина. Точка на карте Красноярского края. История исследований и открытий. В Саянах есть немало географических точек, названных именами русских людей,  замечательных исследователей этой ...17-05-2013ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ...
Применение кедровых орехов
При отложении солей – из ядер готовят спиртовую настойку и пьют по каплям в течение месяца. Для лечения нарывов – Ядра измельчали и прикладывали к нарыву, сверху накладывали повязку. Орешки размягчал...29-09-2011ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ...

Фотографии